• Вход
  • Регистрация

Пресса


Сказка на ночь

Шамиль Хаматов: «Хотелось донести свет и красоту пушкинского слога»


После премьеры «Сказки на ночь» режиссер ответил на вопросы «Культуры».

культура: Кроме Вас, в этом сезоне в качестве режиссеров выступают Юлия Пересильд и Екатерина Дубакина. Почему поколение 30-летних актеров вдруг потянуло в постановщики?
Хаматов: Не могу говорить за всех, но, думаю, у каждого были на это свои причины. У меня возникло внутреннее желание высказаться, поделиться со зрителем переживаниями и воплотить фантазии. Хотелось донести свет и красоту пушкинского слога. Дать возможность людям насладиться легкостью, гармонией музыки и стихов, чтобы они могли отдохнуть от повседневных проблем. Всем нам порой нужно остановиться, набраться сил.

В прошлом сезоне у меня была задумка сделать поэтически-хореографический вечер на основе стихов Пушкина. Не сложилось: артисты были заняты на репетициях или съемках. В этом году мне предложили придумать что-нибудь к акции «Ночь в театре». Я решил, что форма сказки перед сном будет очень уместна. Пригласил для работы хореографа Анну Дельцову, занимающуюся современным экспериментальным танцем. В спектакле задействованы три актрисы, каждая из них исполняет по несколько ролей. И три танцовщицы, являющиеся зеркальным отображением героинь. Их тенями и душами.

культура: А какие сказки Вы сами любили в детстве?
Хаматов: Конечно, «Морозко» Александра Роу. К сожалению, в детстве я не читал сказок. Однако поэма «Руслан и Людмила» запала мне в душу еще со школы. Даже не знаю, почему. Наверное, это связано с самим слогом Пушкина, красотой стиха. Тогда я не мог оценить его по достоинству, чувствовал на интуитивном уровне. Многое для меня открылось лишь сейчас, когда стал разбирать материал для спектакля.

культура: «Современник» всегда тяготел к русскому психологическому театру. Пластическое решение «Сказок на ночь» выбивается из привычной стилистики.
Хаматов: Нужно отдать должное нашему художественному руководителю Галине Волчек, которая позволила экспериментировать. За пару недель до «Ночи в театре» снял на видео несколько сцен из спектакля и показал ей. Она осталась довольна и дала добро продолжать работу. В конце весны мы показали весь спектакль. Она поблагодарила нас и разрешила играть «Сказку...» на Другой сцене.

«Современник» исповедует систему Станиславского и традиции театра переживания. Однако, при всей любви к такому подходу, я всегда тяготел к системе Михаила Чехова и поиску формы. Мне нравится атмосфера на сцене, выражение эмоций посредством тела. Хотелось попробовать поработать по системе Чехова и, может быть, где-то Мейерхольда.

культура: В следующем сезоне «Современник» планирует вернуться на историческую сцену. Ждете с нетерпением? 
Хаматов: Перед началом реставрации было жутковато видеть пустое пространство любимого театра. Сердце сжималось, когда понимал, что через неделю-другую здесь все начнут ломать и перекраивать на новый лад. Сейчас работы по реконструкции подходят к концу. Все мы с нетерпением ждем открытия исторической сцены. Ведь «Современник» — это не просто стены, а театр-дом. Я провожу тут практически все свободное время. Порой даже сплю здесь.

культура: В одном из недавних интервью Галина Волчек выразила надежду, что именно вы, молодежь, не позволите в будущем превратить театр в «модное место» и сохраните традиции. Сдюжите?
Хаматов: Для меня самое главное, чтобы остался принцип существования актеров. Каждый спектакль мы стараемся пропустить через себя. В этом я соглашусь с Галиной Борисовной. Сейчас режиссеры в большинстве своем не дают артистам высказаться. Мы становимся для них неважны. Мол, играй, что хочешь, только не мешай моему замыслу. Мне же думается, что на сцене главным всегда будет актер. Задача постановщика — сделать все возможное, чтобы помочь ему раскрыться. Галина Борисовна как раз из таких.

культура: Вы плотно заняты в репертуаре «Современника», а снимаетесь не так часто. С чем это связано? 
Хаматов: Я просто люблю театр, вот и все. Кинематограф мне интересен, но очень редко попадается хорошая драматургия, к которой хотелось бы прикоснуться. А потом кино — это техника, актеру там негде развернуться. В театре я понимаю, ради чего выхожу на сцену, к какой цели иду и что хочу сказать зрителю посредством каждого спектакля.


Денис СУТЫКА
Газета «Культура», 22 июня 2018 года



НОВОСТНОЙ БЛОК ОФИЦИАЛЬНОГО САЙТА МЭРА МОСКВЫ: