• Вход
  • Регистрация

Пресса


Шагает солнце по бульварам

На свидание с собой

Московский театр «Современник» представил премьеру спектакля «Шагает солнце по бульварам».

Название выбрано точно и понятно. Во-первых, песня Арно Бабаджаняна, сочиненная в годы, когда умели придумывать запоминающиеся мелодии, жива и любима. Во-вторых, «Современник» тоскует по бульвару: родной дом на Чистопрудном все еще закрыт на ремонт. Премьеру сыграли во временном пристанище — Дворце на Яузе, который намоленным театральным местом никак не назвать. В его славной вековой истории самые заметные события — встречи гостей: презентации фильмов, проведение рок-парадов и фестивалей всех мастей, съемки телепрограмм, от ранних «Голубых огоньков» и КВН до нынешней «Романтики романса».

«Шагает солнце по бульварам» — первая московская премьера года 2018-го — обнародована в дни каникул, когда в очередной раз телеканалы старались убедить страну, что натужный гламур новоиспеченной эстрады — тоже искусство.

Спектакль этот, однако, в планах театра не значился, появившись на свет удивительным образом. В конце октября «Современник» выступил с вечером под названием «Олег Ефремов. Посвящение». Пригласили оркестр, спели хиты шестидесятых, почитали стихи прошедших лет — вспомнили отца-основателя. Концерт получился сердечным и подарил столько эмоций, что расставаться с ним оказалось непросто. Как продлить праздник, придумала Евгения Кузнецова, отвечающая за литературные дела театра. Звонкая молодежь подхватила идею «переформатировать» разовый показ в репертуарный спектакль. Скорректировали состав участников, подготовили оформление, выстроили драматургию, придумали название и посвятили музыкальный вечер эпохе основания театра и стоявшим у его истоков людям. Уложились в рекордные два месяца.

В «Шагает солнце по бульварам» случилась странная и удивительная реинкарнация студийного духа и некоего компанейского начала, что отличали бездомный «Современник» в пору его рождения в 1956-м. Тогда еще никто не понял, что Ефремов принадлежит к той редкой породе художников, что не только живут в определенную эпоху», но и сами ее формируют. Просто молодые актеры, вчерашние выпускники, поверили его человеческой надежности и загорелись его желанием создать театр из тех, кто сходится в семью «на одном дыхании, едиными мыслями и общей верой».

Оказалось, что это близко и «внукам» начинателей — нынешней поросли «Современника». Секрет успеха спектакля в его обаянии — актерском и человеческом, в пьянящем азарте игры. Вроде бы простейший ход: артисты подходят к микрофону (соло, дуэтом или ансамблем), поют, отступают, пританцовывают, перевоплощаются и потом раскалываются. Кажется, что они, как и те, кто был молод шесть десятилетий назад, сейчас побегут на литературный диспут в Политехнический, а потом соберутся за столом с немудреной закуской, чтобы замутить-задумать что-нибудь непривычное.

К лицу барышням женственные силуэты платьев с облегающим лифом, расклешенные юбки, элегантные воротнички, изящные пояса. Парням идут брюки-дудочки и перекинутые через плечо пиджаки. Художественный образ постановки — достойный дебют художницы Марии Акоповой. Правда, спектакль производит впечатление коллективного творчества, удачный результат которого все-таки зависит от «головы». Нелегкий режиссерский груз взяла на себя молодая актриса Полина Рашкина. Ни в чем не копирует образцы музыкальных жанров предшественников и растиражированных концертных форматов. Придуманные пластические зарисовки (работа Евгения Павлова) между вокальными номерами не позволяют действию члениться на отдельные фрагменты. К любой песне (педагог по вокалу Алла Тарасова) — свой подход, будь то переиначивание слов на манер капустника или подчеркнуто строгая академически сдержанная манера исполнения. Песни — разухабистые, мечтательные, озорные, лукавые, ласковые — соединены смыслами, замешанными на перекличке времен и поколений. Действие строится отнюдь не на отрицании по принципу «мы — другие». Скорее, на поисках общего: «мы хотим быть такими, как вы, и стараемся сохранить традиции». Энергии добавляет живая музыка. На сцене оркестр под управлением маэстро Вячеслава Ахметзянова, он же — автор аранжировок.

Песни складываются в цветной и радостный мираж. Зрители, что постарше, не скрывают ностальгии, слушая про «Эти глаза напротив, калейдоскоп огней» Давида Тухманова, или вспоминают свои летние дожди и грозы под песню Андрея Петрова «А я иду, шагаю по Москве».

Отдельные композиции имеют персональные посвящения. «Нежность» Александры Пахмутовой в исполнении голосистой Полины Пахомовой звучит в честь Олега Ефремова. Бабаджаняновским «Ноктюрном», страстно и отчаянно спетым Ильей Лыковым, вспоминают хрустальную, искреннюю Лилию Толмачеву. «Человек из дома вышел» Станислава Пожлакова задорно разыгран ансамблем и посвящен великому Евгению Евстигнееву. 

Василий Мищенко — самый «взрослый» участник постановки, знавший «основателей» и работавший вместе с ними, проникновенно и элегантно, не копируя авторских интонаций Владимира Высоцкого, поет «Я не люблю фатального исхода, от жизни никогда не устаю». На большом экране в это время — Игорь Кваша, ироничный интеллектуал. Фантастически прекрасный видеоряд, собранный телевизионным режиссером Светланой Бодровой, во многом определяет чистый тон спектакля. Созвучный словам Булата Окуджавы: «Былое нельзя воротить — и печалиться не о чем, у каждой эпохи свои подрастают леса...». Кино- и фотодокументы сопровождают действие. Сцены из ставших легендами спектаклей, страстные репетиции, буйные ночные обсуждения, где сообща принимались любые творческие решения, вдохновенные глаза зрителей в переполненном зале, очереди в кассы театра, зарисовки старой Москвы... Эпиграфом — фрагмент кинофильма «Король-олень» — тот, где Волшебник с внимательным прищуром Олега Ефремова исполняет «Каватину Дурандарте» Микаэла Таривердиева: «Куда нам деться от своих ролей — злодеев, царедворцев, королей». Словно делится непростым актерским счастьем, какому посвятил жизнь. Не раз во время происходящего возникает впечатление, что экранные герои сочувственно всматриваются в нас, сегодняшних, с любопытством разглядывают каждого. И напоминают о том, как жили они.

Успеху немало способствует и умение переключать настроения: от печали к радости, от серьеза к шутке. Вот — хроника: советские служащие спешат в огромную столовую, поварихи в накрахмаленных колпаках колдуют над дымящимися чанами, улыбающиеся официанты торопливо раскладывают котлеты по тарелкам, а на сцене — Дмитрий Смолев залихватски заводит песню Нино Рота «Люблю я макароны».

В финале кураж сметает барьеры. Все, кто на подмостках, вместе со зрителями, признаются в любви к Галине Волчек за тот демократический дух, что отличал «Современник» молодых лет, сохраняемый ею и ныне. Новорожденные «волчата» — поющие, танцующие, озорные, задорные — ее гордость. Во славу отважного и светлого таланта Галины Борисовны поют песню «Я встретил девушку, полумесяцем бровь, на щечке родинка, в глазах любовь».

Елена ФЕДОРЕНКО
Газета "Культура", 18 января 2018 года



НОВОСТНОЙ БЛОК ОФИЦИАЛЬНОГО САЙТА МЭРА МОСКВЫ: