• Вход
  • Регистрация

Пресса


Пока существует пространство

В "Современнике" поставили спектакль, заставляющий задуматься о смысле жизни

В ролях – Валентин Гафт и Саид Багов

На сцене, кроме Отца и Сына, незримо присутствует третий персонаж, заявленный в программке, – Мать, тот свет любви, который не уберегли герои. Фото предоставлены пресс-службой "Современника", Сергей Петров.

Валентин Гафт и Саид Багов разыграли на Другой сцене "Современника" пьесу собственного сочинения – "Пока существует пространство". Спектакль заставил репортёра Metro задуматься о смысле жизни.

О чём спектакль

О потребности в любви
После 18 лет разлуки в доме встречаются двое. Один – старик, другой тоже не молод. Что их может связывать? Может, любовь к одной женщине? Женщине, которая умерла и чья смерть до сих пор в одном пробуждает чувство вины, а в другом жажду к отмщенью. Разговор не складывается. Воспоминания сменяются упреками, вслед за примирением идут обвинения, политические рассуждения перетекают в философские, но снова и снова речь заходит о главном – о любви. Любви к этому миру и к той женщине, которая до сих пор живёт в сердце каждого из них, той, которую они не уберегли, той, которая для одного была женой, а для другого матерью.

Зачем смотреть

Понять, как важно прощение
Наступает момент, когда каждый оценивает свои поступки и находит те, за которые важно попросить прощения. Но это так трудно, порой невозможно. Пьеса заставляет задуматься, есть ли у нас время, чтобы успеть главное. В ней звучат и христианские мотивы. Но если у Достоевского важно покаяние, то здесь – прощение. При этом в спектакле много острой сатиры – нет сомнения, текст разберут на цитаты. "...Жильё, жульё, министерство здравоохранения", "Рай здесь, а ад мы создаём сами", а скетч "Как ты относишься к премьеру?" – "Хорошо". – "Правильно делаешь" зал сопроводил дружным хохотом.

На кого смотреть

Эти двое – целый мир страстей
Образ Валентина Гафта непривычен – немощный старик, сгорбленный под грузом обстоятельств, с едва слышным голосом и щетиной на лице. Сердце сжимается от жалости, но... Как его герой преображается, когда появляется надежда на прощение! Фразы мощью наполняют зал, заставляя всех трепетать и восхищаться перевоплощением. В голосе появляется сила, ироничность и доброта, и глаза светятся счастьем. Саид Багов своей ролью точно раскрывает все неприятные грани человеческой натуры: ненависть, ярость, презрение, желание причинить боль. Но это лишь маска, за ней истинное лицо – любящего Сына.

Фишка

Разговор о самом главном
Декорации здесь не просто предметы обстановки, они, как у Чехова, действующие лица – молча рассказывают о прошлом и вступают в конфликт с настоящим. Особо стоит отметить выбор музыки. Классические мелодии, итальянские напевы, оперные арии... и всё это ненавязчиво, с толком, в меру. Музыка создаёт атмосферу, объясняет состояние души героев, вступает в разговор. Прибавьте к этому игру света и шум моря – он как отсылка к шедевру Хеменгуэя "Старик и море" и бесконечному космосу с его фантасмагориями – и становится понятно, что ты, сидящий в зале, сам являешься частью этого "Пространства", созданного Гафтом и Баговым и которое, к счастью, "пока существует".

Наталья ВАСИЛЬЕВА
Газета «METRO», 16 октября 2017 года



НОВОСТНОЙ БЛОК ОФИЦИАЛЬНОГО САЙТА МЭРА МОСКВЫ: