• Вход
  • Регистрация

Пресса


Дама.

«ДрАМА» Марины Нееловой


“Всегда твои надежды, твои иллюзии, твои фантазии «на тему» богаче того, что потом происходит.”

Спектакль ещё не родился. Но он уже пульсирует в темноте зрительного зала. В утробе сцены уже бьётся надежда на то, что он будет любимым и желанным. Его ждут. Им живут. Его вынашивают. Идут репетиции. Актеры в чёрном. И лишь она выделяется в направленном на неё луче света какой-то сияющей белизной. На коленях белые листы бумаги. Текст, который еще предстоит присвоить. Белые джинсы. Белая свободная рубашка…

«Я всегда себя представляю белым листком бумаги, на котором один напишет какую—то реалистическую фразу, другой нарисует какую—то фигурку на шаре. Третий напишет иероглиф, а четвёртый просто поставит кляксу. Мне любопытно всё, интересны разные воды, в которые можно войти. Мне кажется, театр — это прекрасное полотно, на котором ты можешь до беспредельности фантазировать.»

Марина Неёлова высиживает «Даму». У неё не так много названий: если заглянуть на её страничку на сайте театра, можно увидеть, что она всегда долго высиживала свои роли. Пожалуй, лишь первый год работы в «Современнике» выбивается из списка, а так… Между Башмачкиным и Шарлоттой – восемь лет. Нормальные такие «девять месяцев»…

Раневская – А.П. Чехов "Вишневый сад" - 1997 Елизавета – "Играем…Шиллера!" - 2000 Принцесса Космонополис, Хэвенли – Т. Уильямс "Сладкоголосая птица юности" - 2002 Башмачкин – Н.В. Гоголь «Шинель» - 2004   Шарлотта – И.Бергман «Осенняя соната» - 2012 Аманда Уингфилд – Тенесси Уильямс «Стеклянный зверинец» - Театр Наций – 2013    

Неёлова ещё подглядывает в текст. Он сложный и непонятный. Нет, выучить не проблема. Можно было бы и побольше! (Продолжительность спектакля 2 ч.00мин.) Но о чём? Присвоить, освоить, вобрать в себя нужно не эти разбегающиеся по белоснежному листу слова, а то, что за ними…

СТАРАЯ ЖЕНЩИНА извлекает из элегантной лакированной сумочки кружевной платочек, вытирает край стакана, подносит его к свету и опять возвращает на поднос. Официант!

ОФИЦИАНТ делает вид, что не слышит. (в сторону). Какая польза человечеству от этой омерзительной вши!

СТАРАЯ ЖЕНЩИНА. Подойди-ка поближе. Еще ближе.

ОФИЦИАНТ. Я здесь, милостивая госпожа.

СТАРАЯ ЖЕНЩИНА. Этот стакан грязный.


Странное существо – артист! Эти стильные джинсы с разводами и летняя свободная рубашка, безупречно подобранные к ним по цвету спортивные туфли и шёлковый платок - это Марина. А вот кому принадлежат эти яркие перчатки, кольца и браслеты? Кто держит на вытянутой руке стаканчик с кофейной гущей и чьи глаза щурятся за стёклами Марининых очков?

«Действительно, это какая—то особая субстанция — артист. Не может человек во множестве раз прожить и испытать, что он обязан испытать за кого—то, совершенно другого человека, которым он стал на какой—то отрезок времени. Все процессы, которые происходят в артисте, противоестественны, потому что в момент этих «рождений» ты весь меняешься. Мне иногда кажется, что мы даже химически меняемся, биохимически, что даже группа крови должна меняться, её состав. И испытывать это ощущение так часто — как вообще не предопределено природой— не может нормальный человек. Не может он столько плакать, столько раз умирать, столько раз рождаться.»


СТАРАЯ ЖЕНЩИНА (раскладывает кофейную гущу на столике, ковыряется в ней указательным пальцем, затем сгребает в чашку). Я должна есть много шпината и строго соблюдать гигиену. (После минутной паузы говорит решительно.) Хочу иметь ребенка.

Хочу иметь ребёнка! В этой пьесе каждая фраза звучит буквально и двусмысленно одновременно. Я, конечно, прочитала пьесу. Даже дважды. Ничего не поняла. Правда, я так же могла бы сказать и о многих куда более реалистично написанных произведениях. Не в этом дело. Мне она понравилась, нет, не так. Она мне показалась очень любопытной. Т.е. при гениальном режиссёре из неё можно было бы вытащить всё, что угодно. Но без оного она вполне могла превратиться в кучки несъедобной гущи, размазанной указательным пальцем по столу. Но поздно рассуждать! Дама хочет иметь ребёнка!

СТАРАЯ ЖЕНЩИНА Есть ли здесь хоть один настоящий мужчина?

ВРАЧ читает. С другой стороны газеты ОФИЦИАНТ, присев на корточки, тоже пытается в этой неудобной позе что-нибудь прочитать.


Нет больше настоящих мужчин. Если бы вы были настоящим мужчиной... но вы прячете головы в газетах перед ответственностью.

Когда мужчины прячут головы перед ответственностью, дамы берут инициативу в свои руки.

-Наташка, ты поняла, про что эта пьеса? Там столько всего… И ничего конкретного. Как это ставить?

Как это ставить? Как из сорокастраничной пьесы извлечь такие глобальные темы, как «мир на грани катастрофы» и «экология», как, имея таких персонажей как «мойры» и «слепой», наделить их сверхзадачей и умудриться вписать в контекст привокзального кафе? Как рассказать внятно историю о конкретных людях и остаться в рамках заявленного автором жанра театра абсурда? Как, как, как, как… Как не оказаться в куче «как»?! Понятия не имею. Мне было просто интересно. Что. У них. Из этого. Получится. И, конечно, в первую очередь, что из этого всего высидит Дама!

«Театр - это жизнь. Если меня посадить в мешок и носить, носить, носить, а потом притащить на сцену, я сразу скажу: вот тут сцена.»

Мне было интересно, что её чутьё подскажет ей в этой ситуации. Я уверена, что многое, очень многое она «рожала» сама. Да и режиссёр не скрывает, что эта пьеса немыслима к постановке без Актрисы. Вот про экологию, войну, мир на грани, про театр абсурда и особенности драматургии Ружевича я писать не буду. Про Шамиля Хаматова, Женю Павлова, Ивана Забелина… и весь актерский состав тоже. Я уже писала, что мне понравились все и всё. Ну вот так. Необъяснимо. И от режиссёра после «Потанцуем» я ждала меньшего.

Я хотела бы написать о том, что мне понравилось больше всего. Две вещи.

То, как спектакль звучит. Это не только музыка. Это голоса. Сливающиеся не столько в хор, сколько в звенящее – повисающее над сценой – напряжение. Это какой-то особый темпо-ритм, чередование тревожности и расслабления, нагромождения звуков и тишины. Так же, как на сцене бытовой мусор соседствует с красотой оконных витражей, за которыми скрылся Потерянный Рай, так и выплёвывание, выкрикивание, исторжение, вышёптывание, выпевание отдельных фраз, слов, междометий главными и второстепенными персонажами соединяется в какой-то момент чуть ли не в божественный хорал, заставляющий сердце остановиться, а душу вознестись. Слёзы точно навернутся у тех, кто не чужд сентиментальности. Или просто застрянут в горле комом у тех, кто разучился плакать.

И то, как Марина Неёлова проживает на сцене несколько жизней. Своей новой неоднозначной героини, у которой нет имени. И своих собственных. Да, да. Ибо у актеров – особенно таких, как Неёлова – на самом деле не одна, а несколько жизней.

«И эти чувства, которые ты испытываешь в театральной жизни, это и есть твоя жизнь. Поэтому я состою из всех моих ролей, а они состоят из меня: моих глаз, из моих слёз. И все они мне дороги. И каждая новая — как новое свидание.»

Очень яркий свет. Свет проникает всюду. Зал большого вокзального кафе. Много столиков и кресел - красных, черных, белых. Столики и кресла из металла, стекла и цветной пластмассы. Все светится, искрится, сияет. За одним из столиков сидит СТАРАЯ ЖЕНЩИНА. На ней - бесчисленное количество одежды: весенней, летней, осенней и зимней. Она увешана цепочками, часами, браслетами, брошками, клипсами, цветами... На голове у ЖЕНЩИНЫ копна разноцветных волос и три различных головных убора. Лицо, покрытое сеткой морщин, неподвижно. Но черты выразительны. Белые искусственные зубы великолепны.

Старая? «Я не стара, я просто не молода.» Помните, как Принцесса Космонополис скакивала, пробудившись от ночного кошмара, из постели?

Лицо спящей женщины покрыто черной полумаской без прорезей для глаз. Она тяжело дышит и мечется в постели, видимо, ее мучают кошмары. Молодой человек закуривает свою первую с утра сигару.    

Старая женщина, конечно, с чуть меньшей прытью встрепенётся, оторвав голову в странных головных уборах от крышки стола и расправив многочисленные странные одежды на своём неуклюжем теле. Это не единственный привет от «Сладкоголосой…». Через минуту Дама извлечет из себя звуки, напоминающие крики чаек…

За окном слышны нетерпеливые крики птиц, шелест их крыльев. В коридоре появляется Флай, несущий две чашки кофе на подносе. Он стучит в номер. Чанс - так зовут мужчину -поднимается, причесывает у зеркала свои редеющие светлые волосы, затем приоткрывает дверь.

Чанс. Смешай бром с водой и принеси мне.

Флай (подходит к столику): Руки с утра дрожат?

Чанс (передергиваясь после лекарства): Открой немного шторы. Зачем так широко? Я говорю немного.    


Чанса больше нет. Есть официант. И она требует кофе. И сахару. И открыть окно. И хочет ребёнка! И вообще… Как и Космонополис она всё еще хочет! Помните светящийся циферблат в спектакле Серебренникова… и эти цифры… 70… Как 70? И выскобленное нутро Хевенли? И утешающая Чанса горькая фраза Принцессы о том, что женщину тоже можно кастрировать. Только по-другому. И никто не сделает это лучше, чем Уходящее Время.


Даму бросает то в жар, то в холод.

СТАРАЯ ЖЕНЩИНА. Холодно здесь, как на псарне... (Пытается подняться из кресла. Ворох одежды несколько раз дергается, пока, наконец, не замирает.) Вся вспотела. А тот стоит. Лицо мне вытри. Видишь, пот глаза заливает.

ОФИЦИАНТ достает из кармана тряпку и старательно вытирает лицо ЖЕНЩИНЫ. Она стонет, пытается подняться. Поднявшись, наконец, идет по залу, опрокидывая по пути кресла и столики. С нее сваливаются шляпы, волосы, украшения.


В первой сцене Дама выглядит как кукла, которую сажают на чайник. Расфуфыренная толстуха. Смешная и жалкая одновременно. Так могла бы выглядеть несчастная, спасающаяся бегством от войны, нацепившая на себя всё, что имела, чтоб не остаться голой посреди зимы, покинув насиженное место. Или городская сумасшедшая, которой кажется, что именно так и надо одеваться Даме!

Постепенно «старуха» разоблачается и во втором акте предстаёт пред нами уже «юной» невестой в белом платье с фатой и золотыми косами. Надо ли говорить, что на время репетиций точно можно было позаимствовать для некоторых сцен кое-что из вылетевшей из репертуара актрисы «Птицы»… Нет, нет… не пуанты. А в остальном… сходство заметить несложно.

Юность и старость в одном лице… Про Башмачкина врать не буду. Половые признаки Дама отнюдь не утратила. Но вот… что-то детское или даже такое, что могло бы быть обозначено как «не совсем человек»… «некое существо»… Это иногда тоже приходит на ум. Но всё-таки и детскость эта, чистота и наивность больше женская. Потрясающе нежно и пронзительно звучит вставной (автор пьесы придумал специальные «вставные номера» и режиссёр или переводчик прекрасно воспользовались этим) монолог из «Вишнёвого сада». Есть там и Чеховская «Чайка», хотя у Марины я такой роли не припомню. Но кто же не декламировал хоть раз в жизни про «львов, орлов и куропаток». Чистой воды хулиганство, так присущее Марине Мстиславовне.


Слышишь? Из меня что-то выпало... Слышала, как упало. Должно было выпасть, когда здесь прогуливалась. Только не знаю где, в каком месте... Алло! Официант! Иди сюда! Эй! Ты там! Тебе говорят?

ОФИЦИАНТ. Что прикажете?

СТАРАЯ ЖЕНЩИНА. Не видел? Где это выпало... Сумка открылась, что ли? Сама не знаю.

ОФИЦИАНТ. К сожалению, не заметил... Можно ли узнать, что госпожа потеряла?

СТАРАЯ ЖЕНЩИНА. Не знаю. Поищи на полу, может под столом, а может подо мной. А впрочем, не ищи. Обойдусь. Имею еще много разных вещей внутри. Когда была молодой девушкой, никогда не думала, что баба носит в себе столько разных вещей. Нужно быть хорошим специалистом, чтобы все это пощупать. А ты, сынок, наверно, думаешь, что женщина это кукла?


Выпадает из Актрисы то и дело. То одно, то другое. И поди разбери, что намеренно, а что подсознательно. «Если мне не дают импровизиииировать, я не буду танцевать». «Скандааал? Скандал!» Даже Хани с ее мнимой беременностью живёт где-то в этом фантомном пространстве. И не только она. Что интересно, импровизировать можно в принципе из спектакля в спектакль. Эти самые «цитаты» можно было бы менять время от времени, и тогда спектакль перешёл бы в разряд интерактивных или самообновляющихся. Хотя в театре так и так два одинаковых вечера никогда не бывает.

Вообщем, когда в «Осенней сонате» Шарлотта вдруг начинала говорить интонациями Раневской или Космонополис, меня немного передёргивало. А тут… Мне это очень нравилось, видеть, как, подобно спадающим на пол одеждам, отваливаются прежние роли – одна за другой- пока в финале…

Как я люблю, когда финал производит впечатление. Побыв на сцене и Клоунессой, и Актрисой, и Дамой, и Невестой, и Матерью (в зале на премьере среди зрителей была и Ника Неёлова), в финале… освободившись от всего наносного, мне показалось или так и было, Марина Неёлова осталась на несколько минут самой собой. Спиной к залу, поправив характерным движением руки прическу и подняв по-королевски воротник платья, она (или это тень Елизаветы Тюдор?... я шучу!)… она прошлась по всему кругу сцены, как по полю битвы, прикрывая некрасивость, боль, ужасы, пошлость, предательства и всё то, что люди каждый день творят с миром и самими собой…

Совсем недавно здесь шли репетиции. Актеры в чёрном. И лишь она выделялась в направленном на неё луче света какой-то сияющей белизной. На коленях лежали белые листы бумаги. Текст, который еще предстояло присвоить. Белые джинсы. Белая свободная рубашка… Вся в белом Марина выходит на поклоны.

“—В чём оно, актёрское счастье? —Вот во всём этом. Во всех этих муках. В этом распинании себя, в этой Голгофе, в этом огне, в этой тошноте перед выходом на сцену. В том, что принято называть вдохновением, которое даруется только на секунду и которое покрывает все твои муки. В этих аплодисментах, которые ты хочешь всегда слышать, в этом понимании тебя зрительным залом, в том, что ты его победил, или в том, что ты его убедил, а он испытал это Нечто. Человеческая жизнь не рассчитана на такое количество потрясений, которые испытываем мы, выходя на сцену. Но потребность это испытать приводит людей в театр.”

Использованы цитаты из пьесы Ружевича “Старая дама высиживает” (в переводе Лотина), отрывки из интервью с Мариной Неёловой разных лет.     

Наталья КОСТОЧКИНА
Facebook, 26 ноября 2016


Метки: ДАМА Дама

НОВОСТНОЙ БЛОК ОФИЦИАЛЬНОГО САЙТА МЭРА МОСКВЫ: