• Вход
  • Регистрация

Пресса


Амстердам

Сергей Газаров: «Пока существует проблема, будет жить и спектакль»


«Современник» не раз обращался к драматургии Александра Галина. На его сцене шли пьесы: «Стена», «Восточная трибуна», «Титул», «Аномалия», «Аккомпаниатор». В начале нынешнего года премьерный спектакль по новой пьесе Галина «Амстердам» поставил Сергей Газаров.
 

– Сергей Ишханович, со дня последней вашей театральной постановки прошло пятнадцать лет. Расскажите, пожалуйста, с чем связано ваше возвращение в театр?
– Мы с Сашей Галиным давно дружим. Я играл в его пьесах, снимался в фильмах по его сценариям. Много раз собирались у меня дома за хорошо накрытым столом и устраивали читки. Галин замечательно читает. Каждый раз я говорил ему, что это лучшая его пьеса. Весной Саша переслал мне свою новую пьесу, сказав, что главная роль написана для меня. Вместо часа я потратил на чтение три просто потому, что надо было устраивать передышки от смеха. Перезвонив ему, я сказал, что с удовольствием эту пьесу поставлю, потому что знаю, что главного героя гениально сыграет Миша Ефремов. Мишу уговаривать не пришлось. Прочитав пьесу, он тут же стал рассказывать, как будет играть главного героя.  

Стали мы с Мишей думать, где бы нам это поставить, но поскольку мы с ним произошли из «Современника» (он там родился, а у меня огромная часть жизни прошла в этом театре), то отправились к Галине Борисовне Волчек. Просьба была одна: не хочет ли она рассмотреть нас в качестве такого тандема. Она дала добро. Я ей очень благодарен. Галина Борисовна человек удивительно позитивный и отпускающий тебя. Делая предложения, умеет, как врач, не навредить, а вселить в тебя уверенность в правильности твоего замысла и раскрыть его еще больше. Она помогла мне и с выбором актеров...

– Многие, кто побывал на премьере, уже знают, о чем эта пьеса, но все же можете раскрыть подробности?
– Нет, это будет неправильно. Могу рассказать о жанре и проблеме, которая в пьесе есть. Это комедия, хотя в ней есть драматические и даже трагические моменты.
Есть в ней и проблема непонимания поколений, а вот ответа, кто прав, а кто виноват, нет. У нас в ГИТИСе был педагог по атеизму. В его аудитории слева висели портреты священнослужителей, а справа фотографии всего Политбюро ЦК КПСС. Он говорил: «Ребята, я вам буду рассказывать и про тех, и про этих, а вы выводы сами делайте». Нечто близкое к этому должны испытать зрители, ведь почти в каждой семье, когда наступает период самоутверждения молодых, взрослые воспринимают это неоднозначно. Фатальная непримиримость взглядов ведет к конфликтам.

– И такая серьезная тема решена в комедийном ключе?
– Это помогает прочувствовать, лучше осознать увиденное, спроецировать на себя. Скорей всего у зрителей будут две реакции. Первая, когда он скажет: «Это не про меня. Это про моего соседа». Вторая, когда он задумается: «А ведь что-то неправильное в моей жизни происходит». Обе эти реакции будут означать, что мы точно попали. Наш спектакль рассчитан на всех. Это нескучное резюме о конфликте поколений. Я бы хотел, чтобы пришли молодые люди, им есть на что посмотреть. Пусть это будет такой семейный поход в театр. Думаю, всем будет очень интересно.

– Сколько времени ушло на репетиции?
– Летом недели две мы читали, разбирали, разминали. Потом 10 октября началась работа, и 17 января состоялась премьера. Не люблю долгие репетиции, да они и не нужны. Если я доверяю артисту, а он мне, если в самом начале мы договорились, о чем будет наш спектакль, то какая разница, как именно артист это сделает. Он может сыграть и так, и эдак – как ему будет удобно. Главное, чтобы я видел, что все акценты и смысл были соблюдены.

– А как лично вы определяете, соблюдены ли акценты?
– Вот, например, я смотрю спектакль по Островскому. Вдруг на заднем плане пошло видео. Если это добавило мне что-то к раскрытию темы, буду только рад. Мне все равно, что режиссер использовал для своего замысла. Пусть хоть инопланетяне на сцене приземлятся. Театр сегодня – это площадка, где может и должно быть абсолютно всё. Единственное условие – сохранение смысла происходящего. Если эта видеовставка ради модного тренда, то это быстро считывается и становится мне не интересным. Точно так же, когда режиссер раздевает артистов. Публичное раздевание – это стресс для любого человека, а артисты в этом смысле не исключение, да и зрители в зале испытывают неловкость. Для такого сильнодействующего средства должна быть необходимость, тогда это будет естественно, и зритель воспримет это спокойно. К сожалению, сейчас показом заменяют смысл. Вот сейчас мы синего цвета добавим, дыму подпустим, артистов разденем, а ради чего? Ради показухи, потому что это будет круто, об этом будут писать!

– Как вы относитесь к критикам?
– К аргументирующим свои высказывания – хорошо. Их мнение для меня, может быть. не определяющее, но интересное, особенно если это умные люди. Благодаря рецензиям выясняется, что сцена, в которую ты вкладывал совершенно определенный смысл, может считываться совершенно иначе. Важно знать, кто тебя критикует и можно ли доверять этому критику, его знаниям, его вкусу.

– Вы можете предсказать, как долго спектакль продержится в репертуаре?
– Вот этого я не знаю, и никто этого не знает. Одно могу сказать – пока существует проблема, будет жить и спектакль, но мы меняемся каждый день. Люди движутся быстрее компьютерных версий. Всё течет, ничто не стоит на месте, а мы сетуем: «А вот в наше время…» Замечательно то, что было в наше время, но сейчас другое время. Если сегодня мы будем говорить так, как вчера, нас не поймут.

– Вы следите за своими спектаклями?
– Обязательно. Особенно комедии надо смотреть, потому что это легко и быстро может превратиться в капустник – как только артисты начнут идти на поводу у зрителя. В этом месте зритель смеется? Хорошо. Подбавим, чтобы смеялся еще громче. А проблему никто не отменял, она есть. Смехом ее не прикрыть.
 

Татьяна ПЕТРЕНКО
Театрал, 18 февраля 2017 года


Метки: Амстердам

НОВОСТНОЙ БЛОК ОФИЦИАЛЬНОГО САЙТА МЭРА МОСКВЫ: