• Вход
  • Регистрация

Новости


20 и 21 апреля на сцену возвращается знаменитый спектакль Галины Волчек «Игра в джин».

03/04/2017

Зрителям уже успела полюбиться эта удивительно тонкая, умная история. Быть может, залогом успеха во многом и стало сочетание пьесы Дональда Ли Кобурна и режиссуры Галины Волчек, парадоксально соприкасающихся в удивительном умении внешне простыми художественными средствами говорить о сложных, неоднозначных, животрепещущих для них, авторов, и зрителей вещах. Прозрачное, лёгкое театральное полотно оказывается сотканным из мельчайших нюансов, выверенным психологически – и внезапно каждый зритель, с азартом вовлекаясь в игру двух партнёров (джин – карточная игра, но она быстро становится почти метафорой «пинг-понга» реплик героев и их эмоционального, даже идейного противостояния), обнаруживает, как много неочевидных, скрытых смыслов таит видимая незатейливость происходящего на сцене.

Галина Волчек – мастер психологического театра, что означает – театра в огромной степени актёрского. Направляя артиста в движении по извилистым тропам не столько сюжетных перипетий (они могут быть или казаться минимальными), сколько движений их души, эмоций, сомнений и внутренних противоречий, она создаёт театр, где всякий материал оказывается звучащим современно, задевая самые важные (в том числе и болезненные – для самого режиссёра в первую очередь) струны души, умонастроения. В отсутствии актёра-личности такой театр был бы невозможен, что Волчек неоднократно подчёркивала. В «Игре в джин» сошлись актёры – и личности – самой высокой пробы, не только мастера, но индивидуальности: Лия Ахеджакова и присоединившийся к ней артист Малого театра Василий Бочкарёв.

Тонкая игра текста и подтекста, умение слышать в пьесе Кобурна – как в пьесах Чехова – подлинное «подводное течение», присутствие в самой простой, заурядной, даже неинтересной на вид жизни «третьего измерения» - вечности, с которой каждый человек, подобно героям «Игры в джин», ведёт напряжённый диалог. В конце концов, простая карточная игра вызывает персонажей на поединок не друг с другом (как бы смешны и трагичны ни были их ссоры, а равно и потребность друг в друге), но с фатальной предопределённостью, ими же самими и заданной. В сущности, каждый из них спорит с самим собой, с уже совершёнными в прошлом ошибками, которые хочет забыть и вычеркнуть из собственной судьбы. И борется с какой-то высшей, внеположенной ему силой, как Иаков боролся с Богом. Тогда понимаешь, что история Фонсии Дорси и Веллера Мартина не только универсальна. Она – ещё и свидетельство того, что они (а значит, и каждый человек) – не просто «узники» дома для престарелых, но личности, достойные этого диалога с вечностью.

Ощущению реальности, даже правдивости истории, происходящей на сцене «Игры в джин», в которую как будто просачивается отчётливое ощущение не-реальности, вневременного и внепространственного странного существования, способствует умно и тонко продуманное пространство, которое сотворили для этого спектакля художник Павел Каплевич и художник по свету Дамир Исмагилов, а также созданный композитором Александром Бакши звуковой ряд спектакля, в каком-то смысле становящийся ненавязчивой художественной рифмой к знаменитому чеховскому «звуку лопнувшей струны».

Василий Бочкарёв, который теперь будет играть Веллера Мартина, - артист с огромным и, что важно, разнообразным театральным опытом. Один из тех, кого уже можно назвать корифеями сегодняшнего Малого театра, он, тем не менее, шире рамок «щепкинской школы» - в том плане, что художественные «правды» его героев могут быть очень разными. Мастер психологического театра, подвижный и чуткий к тексту и сцене артист, Василий Бочкарёв сочетает умение быть парадоксальным и тонким, смешным и трагическим. Пьеса «Игра в джин» оказалась для него прекрасным средством сыграть неоднозначность, как будто не выходя за пределы высокой простоты. Что же касается Лии Ахеджаковой, то, кажется, её мастерство и редкая индивидуальность, даже уникальность, говорят сами за себя. 

Приобрести билеты можно ЗДЕСЬ



Метки: Игра в джин